Лечебный центр доктора Демченко «Благо»

Лечение алкоголизма, наркоманий, табакокурения, ожирения, неврозов.
Консультация психолога. Гармонизация семейных отношений.

Наш центр находится по адресу: г.Пермь, бульвар Гагарина, 70А, остановка Авторадио.
Прием только по предварительной записи. Записываться с 11.00 до 19.00. Воскресение с 12.00 до 15.00.
Телефоны:
 8-342-2-888-77-6, 8-342-2-62-17-17
 

Алкоголизм — прежде всего, это болезнь. Как всякая болезнь, алкоголизм — процесс, имеющий своё начало, свои этапы, свой финал и протекающий с той или иной скоростью. Как и другие болезни, алкоголизм возникает и развивается в результате сочетанного (в разных пропорциях) действия средового и генетического факторов. Все эти утверждения отнюдь нелишне, так как и поныне, спустя свыше полутора веков со времени нозологического обособления хронического алкоголизма, сохраняется тенденция понимать и оценивать алкоголизм преимущественно с морально-нравственных позиций, что препятствует его лечению.

Комментарии доктора доступным языком.

Если упростить, то, что это значит «с морально-нравственных позиций»? А это значит, что алкоголизм это не болезнь, а это просто такой человек «нехороший». И приходят на прием мамочки и свято верят в то, что их «сыночка» не алкоголик. Что это просто он такой безвольный, слабохарактерный, что вот у него жена стерва, да плохая компания, да начальник на работе сволочь, да вот все вокруг пьют… А так, нет, он не алкоголик. Никакого алкоголизма у него нет. Да вы что, доктор, ну какой - же он алкоголик?

Но вместе с тем очень просят полечить их чадо. Правда, на вопрос, а зачем его лечить, ежели он здоров и никакого алкоголизма у него нет, замолкают, таращат глаза и не знают, что ответить.

Так вот. Работая врачом в стокгольмской больнице св. Серафима, Магнус Гусс имел дело, в основном, с соматическими последствиями злоупотребления спиртными напитками и, тем не менее, пришёл к выводу, что вовсе не они определяют специфику хронического алкоголизма: точно такие же последствия могут быть вызваны и многими другими причинами. М. Гycc многократно подчёркивал, что главное отличие хронического алкоголизма от других заболеваний — в изменениях головного мозга, которые проявляются не неврологическими симптомами, а своеобразными нарушениями поведения. Признавая, что обладает слишком незначительным психиатрическим опытом, М. Гусс так и не смог чётко описать эти нарушения поведения, однако он тем самым определил задачу психиатрам и дал толчок дальнейшим исследованиям, которые составили важный этап в психиатрическом изучении алкоголизма.
И теперь, возвращаясь к болезненной сути зависимости от алкоголя, необходимо подчеркнуть, что это — психическая болезнь. Дело в том, что, хотя давно уже стало привычным видеть алкоголизм в перечнях психических заболеваний, его психиатрическую принадлежность многие оспаривают. Так, некоторые авторы считают, что «поскольку при алкоголизме поражаются практически все органы и системы организма, то... предпочтение психических нарушений в ущерб остальным поражениям органов, тканей и систем было бы принципиально неверным».

Комментарии доктора доступным языком.

Почему алкоголизмом занимаются психиатры? А потому, что первое, что бросается в глаза, когда мы смотрим на пьянствующих людей – это неправильное поведение. Алкоголик, мягко говоря, ведет себя неадекватно. Дома ссоры, скандалы из-за его пьянства, а он снова идет в кабак, в свою пьяную компанию. На работе проблемы, выгоняют за пьянство с работы, а он продолжает гулять с алкашней, как ни в чем не бывало, продолжает пьянствовать. Дома дети, жена, их нужно кормить, одевать, обучать, а он продолжает тупо тратить деньги на выпивку. С точки зрения нормального человека такое поведение совершенно ненормально. Разумный человек так вести себя не может. Значит, с его поведением что-то не так. Нарушилось у него поведение. А поведение – это психический процесс. И нарушением поведения занимаются психиатры. Поэтому алкоголизм – прерогатива психиатрии, вернее такой отрасли психиатрии как наркология.

Чтобы разобраться в этих разногласиях, необходимо во всей массе алкогольной патологии выделить и детально охарактеризовать её нозологически специфичную часть (как известно, за специфичным кроется существенное) и лишь затем решить вопрос, к какой области медицины её отнести. Именно такой элемент клиники алкоголизма, как патологическое влечение к алкоголю, которое, без сомнения, принадлежит к сфере психической патологии (более подробно об этом далее). Некоторые другие клинические проявления алкоголизма тоже могут содержать психопатологический радикал, но либо не в каждом случае (алкогольный АС), либо только на поздних этапах болезни (алкогольная деградация), либо в качестве особого и сравнительно редкого варианта течения заболевания (АП). Поэтому не они, а патологическое влечение к алкоголю служит решающим аргументом в пользу отнесения алкоголизма к психическим заболеваниям. Из всего сказанного вытекает следующее определение: 

зависимость от алкоголя - вызванное злоупотреблением спиртными напитками хроническое психическое заболевание, характеризуемое патологическим влечением к алкоголю и, как результат, — разнообразными последствиями алкогольной интоксикации нарастающей тяжести.

Содержащееся в данном определении положение о двух частях клинической картины алкоголизма означает, что все клинические синдромы заболевания — и неврастеноподобный на первой стадии, и абстинентный на второй стадии, и деградация личности на третьей стадии — сформировались по одной схеме: они образованы патологическим влечением к алкоголю в «обрамлении» различных постинтоксикационных расстройств.

Комментарии доктора доступным языком.

Итак, алкоголик ведет себя неправильно. А почему? А потому, что у него в процессе, вроде-бы умеренной, на протяжении ряда лет выпивки, в силу ряда причин (например, генетической, т. е. предрасположенность к алкоголизму передалась от пьяниц-родичей) сформировалось, у кого-то раньше, у кого-то позже, патологическое (болезненное) влечение к алкоголю. В чем отличие выпивки алкоголика от выпивки здорового человека?. В чувстве меры. Здоровый человек знает меру. Он выпивает такую дозу спиртного (у каждого человека она своя, индивидуальная, мы все разные), которая не отражается негативно ни на его семейных, ни на его профессиональных отношениях, ни на его здоровье. Т.е, здоровый человек сам управляет своей выпивкой. Банально, но он знает где, когда и с кем пить алкоголь. Но самое главное — сколько. В народе про таких говорят, что у них есть «тормоз». А если, даже не всегда, в жизни человека начинают появляться ситуации, что ему в рот попало спиртное и он уже на каком-то достойном уровне опьянения остановиться не может и начинает напиваться, то это уже плохо. Такой человек уже потерял контроль за количеством употребляемого алкоголя. Про таких говорят, что у них нет «тормозов». Кстати, рекомендую считать, что человек напился не тогда, когда он валяется под забором или вместо подушки у него тарелка с салатом, а уже тогда, когда на следующее после выпивки утро он чувствует себя плохо. Т.е. появились симптомы отравления алкоголем (алкогольная интоксикация).

Указание на нарастание тяжести последствий хронической алкогольной интоксикации в процессе заболевания ясно отражает его проградиентный характер. В конечном счёте, именно различия в тяжести и устойчивости последствий алкогольной интоксикации лежат в основе стадийности алкоголизма, составляя суть качественных особенностей отдельных стадий.